B E E L Z E B U L | D E M O N
ВЕЛЬЗЕВУЛ | ДЕМОН

http://s7.uploads.ru/t/2j8va.gif http://s9.uploads.ru/t/Y0c2e.gif

jennifer lawrence

AUTUMN SHADES, CALM MY SHAKING HANDS

я ожидала от жизни чего угодно, но только не того, что когда-нибудь мне будет больше сорока.

♰ Дата рождения персонажа/возраст: бессмертная.

♰ Место рождения: сотворена Богом для коротания дней в Раю.

♰ Место проживания: Иерусалим, ii уровень.

♰ Статус: пока что занимает тело благодатной Изабеллы Баар.

♰ Лояльность: своя сторона.

♰ Место работы: пресс-секретарь Люцифера, по средам и пятницам - бармен в "Авалоне".

I PASS MYSELF DOWN TO MY KNEES

первое, что узнаешь в жизни, – это что ты дурак. последнее, что узнаешь, – это что ты все тот же дурак.

Вельзевул не любит вспоминать о своих ангельских временах. Каждый раз она едко улыбается и говорит, что крылья у нее с самого начала были не настолько белоснежными, а любовь к собратьям – не шибко всепоглощающей.

Вельзевул никому не расскажет, что нагло лжет каждый раз, и, завидев ангела в небесах, чувствует, как горят шрамы на лопатках. Демон, наверно, многое бы отдала, чтобы еще раз испытать ту чистую радость от полета и просто подняться к облакам.

Она говорит, что бесконечность в Раю была наказанием, а каждый день – лицемерной копией другого. Демон вяло рассказывает, что приходилось помогать людям, наставлять их на истинный путь и не сквернословить. А потом Вельзевул добавляет, что на самом деле для свободных созданий ограничений было слишком уж много.

Демон говорит, что Бог не так справедлив; создав все миры, он подарил искреннюю благодать лишь людям, а ангелов обязал прислуживать низменным смертным. Поэтому все действия Люцифера были обоснованы и, более того, нашли поддержку на небесах.

Вельзевул первая шагнула в пропасть вслед за собратом.

И даже спустя столько веков и бесполезно прожитых лет она не может ответить, почему так поступила. Лишь нелепо отмахивается, мол всегда хотела быть независимой.

Люцифер больше всего в своих последователях ценил преданность. Он подарил Вельзевул исключительные способности, несколько грехов под личную опеку, назвал главной над серафимами и сделал советником, поставив ее за собственным престолом в Аду.

Вельзевул не жаловалась.

Демоны-серафимы сформировали особенную касту в геенне и, проводя века вместе, сплотились и озлобились против остального мира. Они могли сколько угодно ругаться друг с другом, но никогда не перечили слову Люцифера. И когда Король Ада заявил, что пришло время ступить на землю, ему поверили беспрекословно.

Она была первой, кому Люцифер рассказал о сделке с Габриэлем и о том, что не собирается выполнять условия соглашения. Задачей демоницы стало сбить бывшего собрата с толку, как только они встретятся в мире людей. Но вот только Великий не доверил ей древко на хранение; даже не упомянул, что действительно собирается вернуть реликвию на грешную землю.

Вельзевул до сих пор не знает, где находится древко копья Лонгина, и не отчаивается его найти. Хоть на Люцифера она и затаила некую обиду, но регулярно выходит на связь с Властителем Ада, став его «послом» в новом мире.

Спустившись на землю, демоница отправилась в Нью-Йорк, желая прочувствовать эпоху людей и насладиться их достижениями. С тех пор любит пончики, колу и хот-доги. Хотя не стоит забывать, что Вельзевул – демон чревоугодия, поэтому в целом обожает любую еду.

Разъяренный Габриэль нашел ее очень скоро, но вот только серафим особенно и не пряталась. Она попыталась свести верховного (или к тому моменту уже бывшего верховного?) с ума, без умолку рассказывая ему, что совсем скоро за свое вероломство он присоединится к Люциферу в его царстве.

В тот день Габриэль не получил от нее ответов, но вскоре грянуло Пришествие, и Вельзевул со своими ехидными словами отошла на второй план.

Пока ангельский легион уничтожал старый мир и засевал все воспоминания пеплом, демоница умело пряталась в Южной Америке, не желая вступать в борьбу с бышими собратьями. Она справедливо рассудила, что, переждав бурю, выиграет без всяких сомнений и продолжит играть за команду тьмы.

Собственно говоря, так и получилось: Вельзевул попала в Иерусалим в оболочке слепого еврейского мальчика и сразу же поняла, что лучше часто менять тела, чем однажды наткнуться на святую воду и продвинутого ангела, идущего в комплекте. То, что ангельский патруль по ночам вооружен водой, освященной лично Михаэлем, не знал разве что только очень наивный демон. А таких вернули домой на поруки Люциферу очень быстро: через пару лет демонов в Иерусалиме можно было на пальцах пересчитать.

Но Вельзевул всегда была умной. Она сгинула даже для своих.

Сорок лет – малый срок для демона. Поэтому слуга Люцифера неспешно прощупывала почву, изучала ангельские порядки и устои в земном Раю и все ближе подбиралась к Михаэлю, замечая червоточины в его душе. Вельзевул улыбалась и с блеском в глазах толкала людей и мелких ангелов на грех. А потом меняла оболочку и растворялась в Иерусалиме, сжигая все мосты за собой.

В конце концов, она встречает Захарию.

Он был молодым парнем, когда Вельзевул в оболочке лекаря увидела его чистые помыслы и глубокую печаль на сердце. Захария стал избранным, новой целью демоницы, и она всячески способствовала развитию его идей. Но вот только этот человек не был бойцом; скорее, философом, новым Моисеем, который к свету поведет за собой выживших. Оставалось лишь обеспечить его всем необходимым для претворения плана в жизнь.

Захарии было сорок три, когда он встретился с Вельзевул лицом к лицу. К тому моменту она уже занимала тело благодатной Изабеллы Баар и с ходу очаровала его речами и уникальным мировосприятием. Девушка будто бы читала его мысли и обещала волшебное решение всех проблем человечества, согласись Захария на борьбу.

Но ангельский надзор был велик, поэтому он не спешил принимать решение, а демоница теряла терпения и была уже готова найти другого пророка, как Захария неожиданно согласился.

Взамен он попросил безопасности для него и его людей, а также достойных условий жизни. Вельзевул привычно искривила губы в усмешке и протянула ладонь, спрашивая, не хочет ли человек еще чего-нибудь от сделки?

Она уже давно приметила Вифлеем для ставки повстанцев: маленький город, из которого ангельская рать высосала все, что только можно; оставшиеся святыни выглядели безнадежно заброшенными и никому не нужными. Демоница выполнила обещание, она использовала все свои навыки и искусно построила систему защиты для бывших жителей Иерусалима.

А после исчезла, напомнив людям, что однажды им придется взять оружие в руки и сражаться за свою свободу так, как однажды Люцифер восстал против небесных порядков.

Вельзевул ходит по улицам Иерусалима и заглядывает людям в души. Демон-серафим не лезет на рожон, не вступает в бессмысленные споры и сгоряча не объявляет войну. Вельзевул ждет лучшего момента, чтобы нанести точный удар и победить. Из зеркала на нее уже три месяца смотрит Изабелла Баар и так прелестно очаровывает окружающих ямочками на щеках, что хочется верить в спасение.

Но только падшая не намерена вытаскивать этот мир из пропасти.

Она знает, что однажды ангельскому царствованию придет конец. И на золотых руинах безгрешного мира Люцифер построит обещанный оплот своих идеалов.

А Вельзевул?

Она в очередной раз спокойно улыбнется и пойдет за своим Владыкой вперед, зная, что худшее уже позади. Она прошла все девять кругов Ада и разрушила кандалы неволи.
Вельзевул больше не ангел, и вслух она никогда не скажет, как больно ей даются воспоминания о прошлой жизни. Демон махнет рукой, сменит оболочку и начнет все сначала, упрямо достигая всех поставленных целей. Огненная геенна пылает за ее спиной, а где-то впереди мерцает недостижимый и обетованный рай.

Но сегодня Вельзевул в мире людей.
Сегодня она создает новую правду.
И меняет людей.

Чтобы однажды сложить все паззлы в единую картинку, и нанести Божественный удар.

KEEP ON FALLING DOWN

мужество не в том, чтобы не испытывать страха, мужество в том, чтобы идти вперед, несмотря на страх.

• За все время пребывания в мире людей Вельзевул сменила около тридцати оболочек. В ее арсенале были и дети, и бывшие агенты ФБР, и лингвисты, и даже служительницы церкви. Демоница с легкостью вживается в роль и обычно заранее не выбирает себе человека, предпочитая действовать по обстоятельствам.

• Изабелла Баар снимает комнату в общей квартире на ii уровне. С ней также живет богослов с младшим братом и матушка-настоятельница районного прихода, поэтому квартира, по сути, является коммунальной, но это Вельзевул не пугает. Изабелла Баар работает в баре «Авалон» на i уровне и обслуживает самую разную публику. Для демона чревоугодия такая профессия является подарком. Во-первых, благодаря своим небезызвестным талантам она с легкостью уговаривает клиентов потратить деньги, а, во-вторых, всегда в курсе ангельской сводки новостей.

• Пир во время чумы – работа Вельзевул. Раньше ей не так часто удавалось выбираться в мир живых, но каждый раз был отмечен соответствующим событием.

• В копилку талантов можно еще смело добавлять "управление мухами". А вы думали она такое имя просто так получила? Может, мухи - не самые приятные насекомые, зато идеальные глаза и уши, а иногда и убийцы. На сегодняшний момент этими способностями не пользуется из страха быть узнанной.

• Главнокомандует адской армией. Точнее, одним из легионов. Управляет весело, эмоционально, но очень изощренно.

• Демоница всегда носит с собой яблоки или шоколадные конфеты, соблазняя новых знакомых сладостями. Впрочем, сама грешит страстью к еде.

• Изабеллу друзья и знакомые называют Беллой или Бель, что крайне нравится Вельзевул, ведь ее имя созвучно с подобными прозвищами.

• От новой оболочки взяла способность к пению и мастерскому смешиванию напитков. Также Изабелла оказалась крайне чувствительной к людским переживаниям, поэтому сама Вельзевул нередко улавливает настроение людей и иногда перенимает их эмоции.

• Семья ее оболочки живет на iii уровне, поэтому демоница не боится с ними столкнуться. Однако от определенных воспоминаний о старшей сестре и светловолосом племяннике у нее противно теплеет на душе.

• Практически не читает книги (разве что легенды и мифы), но для на вида хранит Библию в комнате.

• Вельзевул, хоть и является вполне здравомыслящим созданием, но в теле Изабеллы притягивает внимание своей жизнерадостностью и неисчерпаемым весельем.

• Бар «Авалон» посещают, в основном, ангелы, но демоницу еще ни разу не обнаружили. Зато она прекрасно различает все порывы крылатых собратьев и всегда готова предложить им успокоение на дне бокала. Ходит по лезвию, но делает это со стилем.

• По соседству с Авалоном находится бордель, где заправляет демон Астарот с супругой. Не стоит говорить, что подобное демоническое комбо не сулит ничего хорошего.

• Сама падшая не обладает сочувствием, но благодаря восприимчивости Изабеллы очень искусно подделывает эмоции, поэтому слывет отличным собеседником.

• Не носит никаких украшений, а из отличительных знаков имеет лишь мощную печать, нарисованную на ребрах.

• Вельзевул боится только неодобрения Люцифера и готова сделать все ради спокойствия своего Короля.

• Обожает шоколад, черешню и свежую выпечку, но о своих предпочтениях не распространяется. Изабелла же питает тайную страсть к финикам, которые Вельзевул не переносит, но иногда ест, поддаваясь настроению оболочки.

• Старается не привлекать внимание животных к своей персоне, но отлично ладит с дымчатым котом соседки, частенько подкармливая пушистое чудовище.

• Вельзевул видит кошмары. И все они так или иначе связаны с прошлой жизнью. Совсем редко ей снятся страхи Изабеллы: глубокая заводь, смерть родителей и чернослив.

• Все собирается сменить оболочку, но откладывает это решение на потом, с извращенной радостью отмечая, как в мисс Баар интересно смешались еврейские корни матери и немецкое происхождение отца.

WHO WILL CARE FOR THE FALLEN?

если ты чего-нибудь хочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твое сбылось.

♰ Средства связи: лс и гостевая.

♰ Как вы о нас узнали?: создатель форума х)

♰ Пробный пост:

открыть ящик Пандоры

Си кажется, что она уже целую вечность сидит над треклятым свитком и держит злополучное перо в руках, не в силах выдавить из себя простые строчки. Она водит кончиком по пергаменту, рисует невидимые линии и перебирает в уме такое множество слов, что так и не решила, какие напишет.

В какой-то момент появляется импульсивное желание послать все к дракклу, и волшебница отбрасывает дурацкое перо в сторону и тянется за сигаретой. Маггловской, простой. Благо, она полукровка и может себе такое позволить. Достает из пачки белую трубочку, неуверенно мнет в руках. А после, будто бы расставив в голове все по порядку, выуживает из кармана зажигалку. Вот она-то уже магическая, дорогая сердцу. И даже если произнести определенные слова, то волшебство легко вырвется наружу. Такой вот артефакт. Он научил ее им пользоваться. И именно поэтому Си больше никогда не произносит эти слова.

Она сидит в мерзкой съемной комнате где-то в Лютном, запуская в легкие ядовитый дым. Он клубами вырывается из тонких губ обратно и будто бы стучится сквозь стекло, пытаясь пробиться к склизкой погоде за окном. Девушка делает затяжку и пытается вытолкнуть все ненужные мысли из головы, избавиться от всех воспоминаний. Но эта чертова комната и каждый предмет мебели в отдельности здесь кричит не только о своем плачевном состоянии, но и является напоминанием о каждой секунде, о каждой доле мгновения, что они тут провели.

Давно. Еще в другой жизни.

Си тушит сигарету, не выкурив ее полностью, и вновь берется за перо. Слова также упрямо не идут, а танцующая в воздухе пыль лишь раздражает волшебницу. Она качает головой, окунает кончик пера в чернила и пытается хотя бы начать идиотское письмо, отбросив тривиальные "дорогой" и "милый".

Здравствуй.

А действительно. Здравствуй. Привет. Си усмехается, думает скомкать пергамент и сжечь его в небольшом камине, в том, что в углу стоит, но потом вспоминает, что других листков у нее нет, а закончить начатое необходимо именно сегодня. Пока в ней плещутся хоть какие-то остатки решимости, и никакие эмоции не могут повлиять на действия.

Она помнит, как он смывал кровь с ладоней в той раковине с другой стороны комнаты, в раковине, что напротив входной двери. Вода была почти ржавой, ледяной, и она так очевидно закатывала глаза, что боялась, как бы однажды он не окатил ее холодным потоком. Но мужчина стирал багряную и запекшуюся со своих ладоней, слегка улыбаясь собственным мыслям. Си не спрашивала.

Собственно говоря, это он дал ей такое прозвище. Две жалкие буквы, не самые редкие и без особого смысла за спиной. Он говорил, что она похожа на солнце, поэтому Си. По первой букве. Девушка же пожимала плечами и никогда не спорила, зная, что это бесполезно. Зная также, что никогда не напоминала светило; она не стремилась блистать или быть заметной. Чувствовала себя вполне комфортно в собственном маленьком мире, читая заумные учебники в любимом кресле. Она полюбила за это Когтевран, где никого не интересовали твои душевные терзания. И никто не лез под кожу. А на работе и вовсе всем наплевать, что у тебя на сердце.

Волшебницу устраивал такой порядок дел.

Она невольно вспоминает, как он проходился губами по ее плечу, и вздрагивает. По-настоящему, без притворства. И тут же выдыхает, понимая, что без еще одной сигареты не справится, поэтому упрямо тянется к пачке, вновь отодвигая от себя пергамент с единственным словом на нем. Девушка вытаскивает свое спасение, но вдруг понимает еще одну простую истину.

Он ненавидел, когда она курила.

В такие моменты его лицо приобретало совсем иное выражение, и холод с презрением контрастно играли во взгляде. Раньше она только смеялась, иногда курила назло, но со временем перестала. Что же, все возвращается на круги своя. Но, тем не менее, девушка не решается поджечь сигарету и еще раз возвращается к написанному "здравствуй", думая, что добавить дальше.

Может, рассказать о том, что они не виделись уже год? Что она, несомненно, понимает, как опасно Пожирателю появляется даже в Лютном, когда вокруг каждый первый может оказаться предателем или доносчиком? Или о том, как терпеливо она ждала хоть маленькой весточки все это время, приходя регулярно в затхлую комнатушку на последнем этаже пансионата? В комнатушку, что в конце коридора, справа. Но на это явно не стоит тратить слова и бумагу.

Си знает, что он был плохим человеком. Знает и то, что он убивал других, а Метка не исчезала даже в полном мраке. Она знает о нем всего ничего, но по крупицам событий, по его взглядам и привычкам может составить образ. Может представить, как он бывал обходителен в высшем обществе, как вежливо подавал руку дамам, желая им помочь, и улыбался лишь одними уголками губ, скрывая свои чувства от окружающих. Он видит его перед собой, помнит каждую деталь во внешности, каждый штрих или линию.

Он хотел дарить ей подарки, но Си считала это бессмысленным. Ей нужен был лишь он и только; никакими безделушками эту потребность было не заполнить. Были дни, когда они встречались чуть ли не каждый день, проходя, словно призраки, по улицам Магической Британии или скрываясь ото всех в этом пансионате, доплачивая старухе-владелице за рот на замке. Он все хотел ей показать свое поместье, все эти гостевые комнаты и огромные камины. Возможно, он даже хотел окончательно впустить ее в свою жизнь; девушка не знала. Да и вряд ли уже узнает.

Он ведь не попрощался. Ушел без предупреждений и записок. Не возвращаясь порывом ветра или туманным утром. Он просто исчез, посчитав ненужным поставить ее в известность. А Си, словно глупая мышка, упрямо сюда приходила, под сочувствующий взгляд хозяйки брала ключ и поднималась на последний, пятый, этаж. Нелепая надежда жила в ней и сегодня утром, когда она в очередной, последний, раз зашла в это место. Когда она привычным взглядом окидывала комнату, желая найти в ней хоть какие-нибудь изменения. И самый настоящий ком в горле мешал дышать, когда волшебница не увидела ничего нового.

Что же. Все когда-нибудь заканчивается. Так будет и с их историей.

Родители, право, пришли бы в ужас, узнав, с каким чудовищем связала себя их примерная дочь. Их приличная девочка, которая получала лишь хорошие отметки, раз в неделю отправляла сову и никогда не была замечена за нарушением правил. Их дочурка, которая следила за собой, своим языком и манерами, которая могла остро парировать самые смелые выпады и та, которая решила посвятить себя людям.

Такая умная девочка. Жаль, наивная только. До сих пор верящая в сказки.

Спасибо.

Это - следующее, что Си выводит на бумаге. Она могла бы потеряться в том списке, за который благодарила его. Могла бы вечно перечислять его качества и хорошее к ней отношение. И, по правде говоря, ей хотелось сначала так сделать. Но не в этом письме. Не для посторонних глаз. Поэтому строчка так и остается пустой, пока волшебница не ставит аккуратную точку после второго на пергаменте слова.

"Дорогая, тебя ждет самая головокружительная любовь. Та, о которой ты даже мечтать не смела", - заявила ей матушка три недели назад. А через пару часов представила дочь будущему жениху. Вот только зачем Си эта дьявольская любовь? Зачем ей семья и нежность? Дети? Быт? Си хотелось быть рядом только с ним, видеть его ухмылку, чувствовать огрубевшие ладони на своей спине. Ей хотелось вновь держать его за руку, гулять по дождливым улицам дождливой Англии и не думать ни о чем. И уж точно она не думала о муже. Какой бы хорошей партией он бы ни был.

К черту.

Волшебница кусает нижнюю губу и все-таки поджигает сигарету, рвано вдыхая белесый дым в легкие. А потом плавно взмахивает палочкой, наблюдая, как быстро распахивается окно, впуская промозглый воздух внутрь. Тепло быстро покидает комнату, а снег залетает и падает на стол, но все это не тревожит девушку. Она спокойно курит, думает о своем и знает, что уже заканчивает это письмо. Осталось всего пару слов. Для того чтобы поставить точку еще в их истории. Окончательно разорвать все надежды в клочья.

Возможно, при других обстоятельствах, она бы описала их первую встречу. Напомнила, как волшебно прошли их первые дни вместе. И точно бы сказала, как ей будет не хватать разговоров, прикосновений и его поцелуев. Наверно, упомянула бы злой рок и в конце попыталась все сгладить, черкнув пару слов о том, что нет разницы, был он Пожирателем или нет. Для нее он навсегда останется человеком. Неповторимым, дорогим и самым нужным. Си борется с искушением и бросает окурок в пепельницу, где уже покоится одна сигарета. Затем берет перо в руки, Собирается с мыслями. Выдыхает. Ежится от холода, но окно не закрывает.

И прощай.

Просто и лаконично. Совсем в ее духе. Так, как ему нравилось; так, как он любил. Ведь именно поэтому он выбрал полукровку из толпы. Потому что она совсем не хотела быть замеченной, не стремилась становится этим чертовым солнцем и привязываться к нему так, чтобы просыпаться весь прошедший год по ночам от любого шороха. А если..? И после, затыкая нелепые надежды, вновь укладываться в кровать, успокаивать неистово бьющееся сердце и дышать, делая вид, что ничего не произошло.

Си знает, что нужно сделать. Она сжимает тонкое перо всего лишь на пару мгновений, ведь боится, как бы оно не рассыпалась прямо в ее руках. Замечает, что пальцы слегка подрагивают, но сознание упрямо шепчет, что это решение - единственно верное. И давно было пора подвести черту.

Волшебница подписывается, выводя собственное имя внизу. Она хотела написать сначала две простые буквы, но потом решила сжечь и этот мост. Не оставляя для себя ни малейшего шанса. И пепел горьким осадком жег язык, когда она перечитывала скудные строчки, понимая, что пути назад уже нет.

И внизу горело пять букв.

Селия.

В эту же секунду все стало кончено. Будто бы в подтверждение ледяное зимний ветер прошелся по комнате, сметая на своем пути все воспоминания и моменты, все чувства и эмоции, а после - вышвыривает это порывом воздуха в окно, очищая комнатушку от всего ненужного хлама.

Селия поджигает перо взмахом волшебной палочки и незамысловатым заклинанием, готовясь убраться отсюда восвояси. Хозяйка пансионата сказала ей еще месяц назад, что комната оплачена до июля. Но больше Си здесь не появится. Вполне вероятно, что тогда она уже выйдет замуж за того чистокровного жениха и будет далеко от Лютного, Лондона и всех душащих горло мыслей. Забываясь среди новой жизни. И веря в то, что так действительно лучше. Что теперь такая у нее судьба.

Си хочет встать, хочет уйти, но какая-то неведомая сила держит ее здесь. Проклятое место, разваливающееся на части. Как и ее душа. Волшебница закрывает глаза, желая отпустить прошлое,..

И слышит скрип ключа в замочной скважине.

Сердце готово выпрыгнуть из груди, когда дверь открывается. Копия ключа была только у одного человека.

Оконная рама громко захлопывается от сквозняка.

В комнате резко становится теплее.

Си не поворачивается, но чувствует улыбку на своих губах.


Самый настоящий постскриптум.

Тот самый счастливый эпилог.